Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:27 

Второй рассказ. первая глава немного не дописана, но вскоре будет готова.

Предисловие.

Смогут ли два человека выжить в большом мегаполисе? Насколько сильнее чувство страха от потери близкого человека, чем чувство любви? Если этот мир превратиться в пыль, останется ли кто-нибудь в живых?
После третьей мировой войны, мир погрузился в пыль и вечный кошмар. Воевали все страны и все народы. Предполагалось стереть мир с лица земли навсегда. Ядерные и атомные взрывы пронеслись по миру с ошеломляющей скоростью, но никто из тех, кто начинал войну не задумался её последствиях. Многие люди стали инвалидами, мутантами и просто трупами. Прахом, что нёс за собой по земле живой смерть и боль. Мутации были видны сразу же на человеке: менялся цвет кожи, глаза становились прозрачными и отмирали стволовые клетки головного мозга. В итоге мутанты либо питались живым мясом, либо умирали от голода или пыли. Инвалидам, тем, кто потерял какие-то важные для жизни органы, ученые научились делать механические заменители органов. Потом государства стали вживлять таким людям в органы оружие. Самое страшное оружие, что придумало человечество, было одобрено только через несколько сотен лет, после начала войны. Под контролем делегации совета Королевы, в одном из лабораторий, высококвалифицированный хирург-биолог Штэфан Мюллер провел операцию по вживлению небольшого чипа в сердце, которое могло с дистанционного управления взорвать не только обладателя чипа, но и подорвать половину земного шара, взрывной волной задев соседние планеты. После одобрения государством проекта, хирург тайно от правительства поменял многие органы человека на механические, вживив в него оружие, что сделало его совершенной машиной. От человека на роботе остались нетронутыми лишь внешняя оболочка, половые органы и мозг.
В скором времени после начала войны, к власти стали приходить женщины и в итоге самая главная страна мира была под властью Королевы - некая девочка лет 17, которая после смерти своей матери убила своего отца за правительственную измену и управляла целой армией запрограммированных людей. Мужчин свели к жестким рамкам и законам. Как, например, к такой, что мужская сила не могла применяться в военно-политических делах и предпринимательстве. Точнее всего можно было сказать, что расу мужского населения свели к репродуктивным функциям и сферам силовой нагрузки.

Глава 1.

Сложа руки на груди накрест, девушка передвигалась в маленькой комнате из стороны в сторону. Одинокое помещение, выкрашенные в белую краску. Стены немного начинали давить на сознание, и её терпение уже началось заканчиваться. Ей пришлось достать из сумки сигареты и закурить, только так она начала успокаиваться. Время тянулось будто бы бесконечно. Наконец дверь комнаты открылась и девушка, вздрогнув от неожиданности, немного отошла и присела за стол. Надзирательница ввела заключенную и усадила за стол напротив первой девушки. Дым медленно поднимался клубами вверх, а молчание всё больше становилось неловким.
-Закуришь? – Спросила первая девушка заключенную.
-Только ради того, чтобы не обидеть тебя – да. – Первая протянула заключённой сигарету и дала ей прикурить. Тария не ожидала увидеть свою подругу в таком ужаснейшем состоянии: ярко-зеленая форма и ядовито-оранжевая горизонтальная полоса, проходящая через всё горло. Знак заключения в тюрьму за киборгничество. Пару недель назад они и не думали о том, что одна из них не являющаяся человеком, будет сидеть в тюрьме. Алкария тихо и спокойно курила не чувствуя ничего: ни боли и ни слабости, ни счастья и ни радости. Ей было всё абсолютно безразлично в этом мире. Лишь одно существо, которое она не могла бросить просто так на произвол судьбы, сейчас сидело точно напротив неё и курило тонкую сигарету. Что-то делать теперь бесполезно, придётся лишь смириться с положением дел…
- Вчера… был издан указ о… - попыталась произнести довольно четко Тария, но Алкария её немного перебила.
- Я знаю, что нас решили сжечь. Мы все уже знаем об этом. Нам сказали. – Алкария лишь взглянула на Тарию и чуть помедлив, произнесла: - Меня больше интересует для чего ты пришла сюда, где, такие как я, сидят и ждут своей смерти?
- Не нужно так говорить! Я найду лазейку в указе и вытащу тебя отсюда.
- Как глупо. – С легкой иронией сказала Алкария. – А главное бесполезно.
- Ты ведь помнишь, - Тария мешкала, и у неё не было голоса говорить, но она прочистила горло и продолжила, - когда тебе меняли органы и ставили механизмы. Я не хотела, чтобы так произошло, но у нас не было другого выбора. Ты бы просто умерла, а я бы этого не вынесла.
- Я помню тот день. Я лишь благодарна тебе за то, что ты хоть как-то дала мне ещё один шанс на то, чтобы исправить свои ошибки. Но видимо так нужно было и это моя судьба.
- Как же ты не понимаешь? Чтобы выжить мы должны бороться с этими преградами! А ты лишь спокойно упаковала вещи и уже готовишься к неминуемой кремации! Это неправильно! Не так всё должно было быть! – закричала на девушку Тария и чуть привстала, но потом сразу же села, увидев, что Алкарию пробило волной тока. Шумоподавление.
- Я до сих пор не разлюбила тебя и твой оптимизм. Ты всё ещё хочешь меня вытащить отсюда? Тогда, пожалуйста, я не буду тебе в этом мешать, – бесцветно произнесла Алкария с ироничной усмешкой на губах, как только пришла в себя из мучимого транса. Она всё ещё видела тот блеск и ярость в глазах своей любимой. Киборги разучились любить, они не понимают этого слова, как и не понимают слова «жалость», «сострадание», «страсть». Они лишь умеют выполнять приказы и полностью подчиняются своей программе. Другого не дано. Те чувства, что киборги испытывали к своим близким, можно было назвать лишь верностью или преданностью, больше ничего. Ни любви, ни счастья, ни радости. Эти слова полностью потеряли свой смысл.
Девушки резко замолчали и затушили в пепельницу на столе сигареты. Теперь же лишь смотрели друг другу в глаза. Алкария могла всё сказать и без слов. Наука дошла до того, что киборги могли лишь посмотреть на человека или себе подобного и прочесть его мысли или что-то передать без слов, показать картинку или заставить человека что-то почувствовать. Им обоим было плохо друг без друга, как бы сильно они не сдерживали свои эмоции. Они сидели по разным сторонам стола, как разделены день и ночь, вода и огонь, свет и тьма. Хотя они так и выглядели и были почти полной противоположностью друг друга: Тария – невысокая хрупкая блондинка со смуглой кожей и длинными волосами, Алкария – высокая широкоплечая короткостриженая брюнетка с кожей цвета молока. Такие разные, но в то же время так близки друг другу.
- Время посещения закончено, прощайтесь, – сказала надзирательница и только сейчас девушки пришли в движение. Тария встала, будто на ватных ногах, но Алкария кинулась к ней и придержала её немного за руку, чтобы та не упала. Она крепко прижала её к себе, будто боялась, что киборг раствориться в воздухе и глубоко вдохнула в свои легкие её запах. Он до сих пор ничуть не изменился: прохладная кожа, пахнущая мятой и немного машинным маслом. Тария слегка улыбнулась и чуть сильней прижала любимую к себе, прошептав:
- Я найду способ и вытащу тебя отсюда.
- Только не делай глупостей, – ответила ей Алкария.
Они отошли друг от друга, поклонились, как того требовали нормы приличия, и теперь они вновь были чужаками большого города. Алкарию повели в её камеру, а Тария собрав свои вещи и нацепив защитную маску на лицо, двинулась по коридору на выход.
Алкария и думать не могла о побеге или суициде. Такова программа, а она у всех киборгов едина. Но Тария была права, нужно было что-то делать пока не слишком поздно и есть надежда на спасение. Не только Алкария может спастись, а ещё огромное количество таких киборгов, как они, одинокие в огромном мегаполисе.
Правительство давно решило собрать всех киборгов воедино, но сделать это им мешали всевозможные указы и протесты простых граждан. У многих людей в городе были родственники и близкие, кого заставили стать живым механизмом. Большинство вживило себе механические имплантаты после войны, когда ученые всё же смогли делать запасные «детали» на человека. Но в итоге всё вышло не так, как хотелось. Инвалиды теперь были полноценно здоровы, но невольно привлечены в армию королевы, как государственные бойцы.
Тария шла до своего дома, не замечая ничего. Она лишь думала о том, как она могла вытащить Алкарию. Не единой мысли. Не одного ответа на один единственный вопрос: как поступить? Лишь пустота и неизвестность. Глаза начало разъедать едкими парами и Тария лишь сейчас вспомнила, что идёт без защитных очков. Пришлось бежать, чтобы поскорее добраться до дома.

Криокамера теперь была самым удобным местом обитания для Алкарии. Она почувствовала легкое расслабление и смогла подумать о побеге. Чип «анти-суицид» автоматически отключался при температуре -40 градусов по Цельсию. Если бы стены были сделаны из обычного железа, то наверняка Алкария с легкостью их разбила, но резкие перепады температур могут закаратить центральный чип, да и стены были сделаны из стали. Их обливали расплавленным алюминием для радио-волнового излучения. Это могло обеспечить тишину и покой надзирателям, а киборгам от таких излучений - отключать основные функции механизмов. Выбора не было, оставалось лишь стоять в камере и думать о чём угодно, пока твои мозги не расплавятся или организм не начнет отторгать механизмы. Перебрав в голове всевозможные варианты побега, Алкария поняла – ей не выбраться самостоятельно. Одна надежда на Тару. Но Алкария не хотела показывать свою слабость, и вообще могут ли киборги быть слабаками? Этот вопрос звучал более, как риторический.

Тария закрыла входную дверь и, сняв маску, облокотилась на стену. Алкария не хотела, чтобы её спасали. Но почему? Неужели эта чертова программа всё же взяла верх над разумом Алкарии? Она была так груба с ней, тверда и бесчувственна, холод и сталь – вот что было вместо эмоции. Серое бесчувствие… Нет! Тара не решила сдаваться! Где-то глубоко внутри в Алкарии ещё живет надежда. Она знает, что может положиться хоть на кого-то в огромном мегаполисе, где они существовали лишь друг для друга. Что-то должно быть. Хоть бы одна подсказка.
Тария наскоро поднялась и побежала в их общую комнату. На стенах висели картины. Их общие картины. Тария всегда рисовала тот мир, который существовал до войны, где люди были живы, где солнце поднималось высоко в небо и дарило тепло, где деревья были вечно зелеными. Сейчас же мир затянуло серой пеленой, он был покрыт железом и нескончаемыми асфальтовыми дорогами. Не единой травинки, ни одного луча солнца. Картины Алкарии были совсем иными, ежели её подруги. Всё эмоции и всё своё прошлое девушка вкладывала в искусство. Разрушенные дома на фоне серых гор, бездомные дети со счастливыми улыбками на лицах обнимающие дьявола, умирающий ангел в зимнем лесу, мертвый дом на фоне вечно цветущего сада…
Последнее более всего насторожило девушку. Она почувствовала, что-то вроде дежа-вю, ведь где-то когда-то давно видела этот дом и сад вокруг самого дома. Она чуть присмотрелась к картине и неожиданно увидела темную фигуру в окне старого дома. Рассмотреть так и не получилось, но Тария сразу же подумала, что разгадка, а самое главное выход из их ситуации кроется в обитателях этого дома. Осталось лишь найти этот дом.
Ровно через 2 часа, девушка уже стояла около того старого дома. Вокруг был великолепный сад, деревья которого не умирали никогда. Тария была крайне удивлена, тому, что видела в данную секунду. Растений не было уже нигде в их стране, ни единого цветочка, а тут… Странно было ещё и то, что эти живые деревья ещё могут расти в запыленной окружающей среде, ведь даже киборги не выходили на улице без специальных защитных очков и респираторов. А более непонятно, почему правительство не закатало деревья под асфальт, ведь когда-то давно был приказ, умертвить всё то, что являлось «живой природой» или хотя бы от неё осталось. Дом не был развален, просто казалось, будто в нём обитает сама смерть.
- Я ненавижу этот дом всеми фибрами своей души, - как-то рассказывала Алкария Тарии, отвечая на её вопрос, - раз войдя туда, захочется вернуться вновь. Этот дом может дать лишь удовольствия и наслаждение, но взамен заберёт твою личность без остатка. Туда приходят лишь по 2-ум причинам: либо ты очень богат, но одинок, либо ты потерял себя и тебе больше некуда и не к кому идти.
- Что ты там делала? – спросила Тария. Всего раз, но этого было достаточно, чтобы больше никогда об этом не упоминать. Алкария посмотрела на неё прозрачным взглядом, будто человек, который ждет смерть уже несколько десятков лет, а она является ему не в том образе, о котором он думал и мечтал. – Я работала там. Но как только смогла уйти – ушла и больше никогда не вернусь в то проклятое место. И ты, дай мне клятву, что никогда не взойдёшь на порог этого заведения.
Клятва нарушена. Что могут значить просто слова? Теперь это лишь прошлое. Она всё же узнала, что там было. Самый старый публичный дом во всем мегаполисе, а точнее на его окраине и самый экзотический. Говорят, будто всё люди, что в нём обитают, не такие, как обычные люди. Но как ты узнаешь, что, правда, а что вымысел, пока сам не проверишь всё на себе. Девушка взошла на порог, в последний раз вдохнула, помолилась и нажала на звонок. Ровно через 10 секунд дверь отворилась и Тария увидела невысокого мужчину с усами и в обычных стеклянных очках. К нему медленно приближалась старость, но он даже не пытался это скрыть. Тария подумала о том, что если бы этот мужчина сбрил усы и перестал носить очки, то выглядел лет на 10 моложе. Он пригласил Тарию войти, и теперь только в помещении она смогла снять очки и респиратор.
- Чего желаете? – спросил он немного механическим голосом. Тария немного этому удивилась.
- Я могу увидеть хозяйку? Это по поводу Алкарии. – Тария подумала, что публичным домом могла заведовать женщина, ведь мужчина – хозяин, это теперь редко где можно встретить, тем более в таком заведении.
- Секунду, – он закрыл глаза и спустя буквально пару секунд снова посмотрел на девушку, будто ничего не произошло. – Идемте со мной, я вас провожу.
Тара немного заволновалась, ведь она даже не знала, сможет ли выйти обратно на улицу и как зовут хозяйку. Пока «дворецкий» провожал девушку в кабинет, который находился, по-видимому, очень глубоко в доме, она успела рассмотреть стены и оценить обстановку. Тария не нашла бы выхода, если бы попыталась сбежать, но изнутри дом показался ей очень мил. Тот, кто делал для него дизайн, видимо был классифицированным специалистом. Весь дом был выполнен в старом стиле барокко и классицизма, как в эпоху рыцарей и королей. Наконец, после долгого хождения по коридорам, они всё же остановились у одной двери и «дворецкий» без всякого приглашения её отворил.
Стиль, в котором был сделан кабинет, сразу не понравился Тарии. Стены были кроваво-красными, немного с глянцевым отливом, потолок был зеркальный, а на полу лежал черный ковер. В кабинете, как и во всем доме, практически не было света. Лишь свечи на стенах освещали помещение. На кожаном черном диване сидела девушка с бокалом в руке. Она была в красном латексном костюме и огромных черных сапогах, красные длинные волосы были собраны в конский хвост. Девушка мало была похожа на девушку, так как массивные плечи и резкие черты лица выдавали в ней парня. Но она не могла точно этого предположить, ведь Алкария тоже была немного мужеподобна, но всё же была девушкой. Тария заметила ещё один недостаток: в другой руке «девушки» была длинная цепь, а рядом с ней на коленях сидело такое же существо, что и сама хозяйка, только лицо этого «человека» было в черной маске, но зелёные волосы всё же были распущены.
- Спасибо, Ральф, – произнесла хозяйка. Её голос был слишком груб, чтобы быть женским. – Дальше я сама справлюсь.
Она выпустила из рук цепь, и существо без труда смогло подняться на ноги и выйти из кабинета в сопровождении «дворецкого» Ральфа. Хозяйка поднялась, проследовала к своему столу и села за него. Бокал с какой-то черной жидкостью она поставила на стол.
- Не бойся, детка. Присаживайся и расскажи, зачем тебе нужна моя помощь. – Произнесла хозяйка с улыбкой на лице. Тария думала лишь о том, искренна ли эта улыбка, может ли она доверять «девушке», имя которой для неё пока осталось загадкой. Но Тария всё же прошла к хозяйке и села, напротив на стул.
- Меня зовут Мирандэйль Брайт. А как тебя зовут, юное создание? – Протянула хозяйка руку девушке. Та немного отпрянула, но почувствовав дружелюбный настрой собеседника, сняла печатку и протянула голую руку в знак ответа.
- Я Тария. – Тихо произнесла девушка. Вдруг неожиданно для Тарии хозяйка потянула на себя руку девушки и поцеловала в запястье. Тария выдернула свою руку и немного отстранилась от хозяйки, натянув перчатку.
- Человек. Чистая, даже не биомашина. Удивительно, что ещё остались такие натуральные девушки. Ты не бойся, мне нужно было это проверить, а если бы я тебя всего лишь спросила, то ты могла мне соврать. Но почему на тебе запах машины? – проговорила хозяйка, немного недоумевая о том, что происходит.
- Я недавно была в камере у Алкарии, на мне остался её запах. – Ответила девушка.
- Неужели Алкарию только сейчас посадили? Удивительно, что она не попыталась сбежать или…
- У неё не было выбора. – Решительно перебила Тария хозяйку. Она могла всего лишь раз ей нахамить, так как сама хозяйка уже нарушила нормы приличия. Никто не мог кого-то целовать в запястье, если не являлся родственником, хозяином или близким человеком другого существа. Таков закон и нарушение оплачивается равноценным нарушением.
- Детка, ты даже не знаешь, зачем ко мне пришла, что ты будешь делать, если я тебя отсюда никогда не выпущу? – более грозным тоном с улыбкой на лице произнесла хозяйка. От таких слов у Тарии холодок прошёлся по коже.
- Не знаю, вы моя последняя надежда. – Взмолилась девушка. На её глазах навернулись слёзы, и она сдерживала себя, чтобы не начать истерику.
- Она моя сестра и я должен знать, что с ней случилось, на сей раз, – произнесла хозяйка на выдохе. Тария была крайне удивлена такой информацией, что даже перестала плакать.
- Так вы не девушка? – удивленно произнесла Тария.
- Спасибо за комплимент, но, к сожалению, нет, как бы сильно этого не хотел.
- Вы брат Алкарии?
- Да. Так всё же расскажешь, что там случилось с моей сестричкой? – даже немного рассмеялась хозяйка. В её глазах читалось холодное спокойствие. Тарии показалось, что хозяйка - биомашина, но она точно знала, что хозяйка – химера. По запаху только химеры могут определить настоящего живого человека, киборгам достаточно отсканировать тепловое излучение объекта.
- Алкарию посадили в тюрьму из-за киборгничества. В ней оказалось более 70% металла, – ответила девушка полная отчаянья.
- Теперь так это называется. Хм, в моё время таких, как она не усаживали в тюрьму, их просто расстреливали прямо на улицах. Кого не могли расстрелять – взрывали, но правительство старалось держать всё в секрете от живых людей, иначе в народе поднялась суматоха и уже никакими силами киборгов не смогли бы вывести. Это их ошибка и теперь они не могут её разрешить. Как ты могла заметить я – химера и не понаслышке знаю об уничтожениях нам подобных.
- Вы химера с рождения? – спросила Тария хозяйку.
- Нет, тогда такого проекта и в помине не было. Сколько тебе лет?
- 20. – коротко ответила Тария.
- Я старше тебя на 70 лет. – хозяйка залила в себя черную жидкость из бокала.
- Но ведь вы выглядите на 25 лет.
- Спасибо за комплимент, - улыбнулась хозяйка девушке, достала из-под стола бутылку виски, ещё один бокал и разлила алкоголь по бокалам. – Выпей вместе со мной. Наверное, ты не знаешь, но когда в живого человека вводят ген животного, то есть производят химер не чистокровных, то процесс старения намного замедляется, чистокровные, же могут оставаться вечно такими, как их сделали, пока они не умрут. С киборгами тоже самое, но чистокровных киборгов пока не научились производить. Это даже называют по-другому – роботы.
- Так значит Алкария больше не состариться? – девушка даже не обратила внимания на выпивку.
- Даже от потери крови не умрёт. Вся беда в том, что любое излучение может быть для киборга последним. Его микросхемы могут все оплавиться. – Она немного задумалась и вновь продолжила беседу. - Ладно, давай к делу, что-то мы отошли от темы. Я не знаю смогу ли тебе помочь…
- Прошу, у меня нет другого выхода.
- Но если я тебе помогу, то и ты должна будешь мне помочь.
- Вы за кого меня принимаете? Я не буду одной из ваших... - Тария даже не знала, как можно назвать то, что до этого сидело в одной комнате с хозяйкой.
- Нет, нет, - успокоила Мирандэйль и хохотнула. – Мои девочки исключительно те, кто ранее были особями иного пола. Эдакая экзотика и изюминка моего дома. Я лишь хотела предложить тебе стать моим поваром. Хоть это и прозвучит довольно-таки смешно, но у нас уже 4 дня нет кому готовить. Но это не так похоже на кухарку ведь в твои обязанности будет входить лишь приготовление еды для девочек и меня. Большего с тебя не возьму. За это я вытащу Алкарию из тюрьмы. По рукам?
- Как долго мне нужно будет у вас проработать? – поинтересовалась Тария.
- Полгода. Немного большой срок, но за это время мне надеюсь, удастся найти тебе замену.
- Ладно, я согласна, другого выхода у меня нет. – Согласилась девушка. Она понимала, что больше не к кому ей было обратиться со своей проблемой, а самой вытащить Алкарию из тюрьмы было равно тому, если бы небо вновь было чистое и солнце прогревало своими лучами землю.
- Распишись вот здесь и можешь приступать к своим обязанностям прямо сейчас. – Хозяйка достала из-под стола заготовленный договор и протянула его Тарии. – Можешь не беспокоится и не переживать, комнату тебе выделим, вещей у нас предостаточно, в любое время ты можешь отправиться туда, куда захочешь, главное: предупредить перед этим меня или Ральфа.
- Вы точно её достанете из тюрьмы? – решила на всякий случай спросить Тария.
- Конечно же. Сегодня вечером мне нужно будет позвонить нескольким людям и уже в ближайшие сутки твоя Алкария будет сидеть с тобой рядом цела и невредима.
- Хорошо, я верю вам. – Ответила Тария и подписала контракт.
- Вот и славно, – произнесла Мирандейль, и в кабинет зашел Ральф. – Ральф, проводи девушку в её комнату, покажи её гардероб, дай список дел на сегодняшний вечер и познакомь с персоналом. Пусть они подружатся.
Тария встала со стула и направилась к двери. В её голове зародился ещё один вопрос, и она уже повернулась задать его хозяйке, но тут же передумала и посчитала нужным спросить об этом позже, так как время их знакомства сводилось пока что к минимуму. Ральф снова повел девушку по всевозможным коридорам, и они поднялись на второй этаж через холл. В доме стояла абсолютная тишина. Как будто в доме и не было никого, но она знала, что кроме неё в доме обитает ещё как минимум 15 человек.

Давление в камере начало медленно подниматься и Алкария уже начала трезво понимать то, что должно произойти дальше. Пойти против охраны… Сложно будет, но выход есть. Эта идея выплыла, будто сама по себе. Ещё секунду назад девушка ни о чем подобном и не размышляла, а теперь… Камера может блокировать движения, но если сделать это быстро и «на воле», то должно всё гладко пройти. Также резко может включиться основной блок торможения, что может весьма затруднить основное движение мышц и работу мозга. Нужно все делать быстро и четко. Алкария не надеялась на Тарию, так как та ничего не могла поделать против военного и политического указа. Ещё секунда, основной генератор камеры отключится лишь на секунду для немедленного открытия двери, и включиться снова, автоматически переключая режим наблюдения и устранения «нежелательных движений», некое электронное включение датчика – «заглушителя».
Отключение. Секунда. Дверь поднялась и Алкария направила механическую руку на того, кто стоял перед ней. Пришлось бросить корпус тела вперед и навалиться на противника, чтобы выйти из камеры. В эту же секунду она решила, обхватив рукой противника, засунуть его в камеру. Она кинула его, развернувшись корпусом тела на 90 градусов. Дверь опустилась, и человек уже был закрыт в крио-камере. Она работала по принципу морозильной камеры, а человек от такого переохлаждения долго продержаться не в силах. На Алкарию начал надвигаться второй охранник. Хотя точный пол этих киборгов угадать было невозможно. Оружия у надзирательниц с собой не имелось, но они хорошо владели рукопашным боем. Кулак в челюсть и коленом в живот – Алкарии было ничуть не больно, так как мускулы были сделаны из псевдо-волокон. Нервов в тех местах уже не было. Зато это увеличивало шансы на победу в рукопашном бою. Считывая информацию по противнику, Алкария выяснила, что у той было всего 60% содержания электроники и металла в её организме. Это было слишком мало против того, что содержалось в сокамернице – 93%. Всё оружие у Алкарии конфисковали, но никто так и не узнал, что в самой девушке заложено оружие. За с трудом выдержанную секунду между атаками Алкария выдернула маленький металлический кол из запястья и воткнула его в противника туда, где находился чип, отвечающий за правильное выполнение поставленных заданий – в весок. Осталось лишь проткнуть им голову насквозь и киборг будет мертв. Всё верно. Противник обмяк у Алкарии в руках, и она тихо опустила его на пол. Нужно было аккуратно вытащить кол и засунуть его обратно в кисть, иначе может кто-нибудь догадаться о неожиданной разборке двух почти равных противников. Почти… Это слово изменило весь ход маленькой незамысловатой игры. Изменило в пользу Алкарии. Она смогла выйти без чьей либо помощи. Но для этого было нужно время. Драгоценные секунды. И она их смогла вырвать.
По коридорам были установлены камеры слежения, двери открывались лишь по пластиковым картам надзирателей. Никто не мог просто ходить по коридорам. Алкария это знала и теперь думала вытащить ещё кого-нибудь из камеры, чтобы у неё была помощь и… Ей нужны были такие, как она. Она не одна попала сюда по случайности, но может по той же случайности вырваться из клетки. Тонкая игла из предплечья извлекалась немного сложнее, чем кол. Проводя по всем генераторам замков, она выпускала себе подобных. Она знала, что они поступят так же, как она. Выйдут, не медля ни секунды. Нужно лишь было подождать, пока давление в камере поднимется до безопасного уровня. Через минуты охрана будет уже здесь, в этом коридоре, но против этой охраны встанут 30 нелегалов киборгов, и тогда они смогут выйти из здания, несмотря, ни на что. И охрана в этом им главным образом поможет. Киборги поочередно выходили из камер и начинали разминать затекшие суставы. В теле каждого было около 80% металла, сплавов и электроники, что улучшало их положение. Охранники не могли обладать таким огромным количеством металла, иначе те были бы уже нелегальными киборгами.
7 секунд и дверь, выводящая из камерного зала, будет открыта, в коридор «залетит» охрана в составе 40 человек и начнется драка. Каждый киборг наделен чем-то особым в виду потайного оружия на случай конфискации основных боеприпасов.
5, 4, 3, 2, 1. Дверь резко поднялись вверх и в коридор, как и ожидалось, ворвались охранники. На их руках были электронные блокираторы, от которых можно было получить хороший электрозаряд в основной чип, и была вероятность его перегрева, что означало быструю кончину киборга, который к нему прикоснётся. Каждому нелегалу пришлось выкручиваться, как получалось, но основное давление пришлось на выход из коридора. Охранники выключались один за другим, когда нелегалы пытались шарахнуть тех высоковольтным разрядом, но те умело обставляли своих противников. Основная часть киборгов иглами пробивала виски, глаза и ключицу охране. Те лишь в свою очередь падали и растворялись под ногами выживших киборгов и охраны. На девушку бежал охранник, намереваясь ударить её своим «электронным кастетом» в область сердца для полного проникновения разряда, но девушка сложила свою иглу вдвое, и чуть нагнувшись уже при нападении, воткнула её в ногу охраннику. Эта конечность уже не будет работать никогда. Теперь можно воткнуть её в одну руку с «кастетом», а вторую пока оставить. Нужно было лишь ослабить силы противника, но более всего сейчас Алкарию волновали не конечности противника, а его основной чип, который можно было выключить одним движением руки. Точнее можно было сказать иглы, так как только это небольшое оружие могло вывести из строя целый механизм. Ещё двое. Так… Нужно было быстрее продвигаться к выходу. Двери открывались ненадолго. Ещё минута и они закроются, а с ними и те, кто больше не выживут никогда. Не отвлекаюсь на нападавших, Алкария выдергивала из толпы киборгов и протаскивала их за собой к дверям. Охранников же заталкивала в коридор или просто отключала. Некоторые из оставшихся в коридоре киборгов также вытаскивали собратьев и убегали сами. 10 секунд. Нужно потерпеть. Пару киборгов не смогли выжить и остались в толпе охранников в коридоре. Живые же ещё остались внутри и нужно вытащить хотя бы их.
- 4 секунды! Выходим! – крикнула Алкария оставшимся и вытащила за шкирку из мини-коридора, пару киборгов. Дверь закрылась. Девушка чуть прислушалась сквозь дыхание других киборгов, как она. Она указала на дверь слева от них и сказала:
– Через вот эти двери можно выйти, а вон те, - они были по правую сторону от девушки, - ведут через главный вход в здание. Нам туда соваться опасно, там имеются инфракрасные световые лазеры, которые могут разжечь любой сплав, нам там не пройти.
- А что там? – спросила одна из девушек-киборгов Алкарию, указывая на дверь слева от них. Этот киборг был не очень похож на особь женского пола, так как это больше напоминало груду мышц. Несмотря на свои способности и навыки, Алкария всё же испытала чувство страха перед киборгом. Другие тоже уставились на девушку в ожидании ответа.
- Там центральный гараж, можно угнать байки и выбить ворота. Они не охраняются, но дверь в гараж оснащена датчиком синхронизации. Нужно использовать глаз и голос сотрудника, чтобы проникнуть в помещение.
Киборги сразу же начали переговариваться и недоуменно смотреть друг на друга. Они были в отчаянье, а девушка стояла не шевелясь, размышляя о том, где бы достать нужное для проникновения.
- Я вижу, в тебе стоит датчик определения звуков. Какова твоя дальность? – задала вопрос Алкарии «груда металла»
- Радиус - 3 км.
- Определение звуков?
- С точностью до шороха, дыхания и частоты сердцебиения на душу.
- Кто тебя делал?
- Может, задашь этот вопрос немного позже? Нам нужно думать о том, как выбраться отсюда.
- Я знаю способ, но мне нужно, чтобы сейчас ты ответила на 2 вопроса: кто тебя делал? – толпа сравнительно приутихла, как только девушка сказала, что знает способ вызволения на свободу.
- Меня делали в Центре вживления био-имплантантов нуждающимся. Это происходило под наблюдением делегации государства, потом же врач работал над моим проектом индивидуально. Но что тебе это даст?
- Слышишь ли ты движения каких-нибудь живых объектов в зоне до главного гаража? – девушка улыбнулась, но лишь слегка. Она что-то знала. То, чего не знала Алкария, но видимо, она могла поделиться этой информацией, ведь не одна она к ней причастна.
- Есть пара охранников, которые через полминуты будут проходить прямиком напротив двери в гараж. Сейчас они обсуждают, куда направятся вечером. Это 2 девушки и они спят друг с другом. – Дословно пересказала другим киборгам Алкария.
- Тогда идём. – Проговорило «шкафо-образное» существо и направилось к двери, ведущей в гараж. Алкария шла прямиком позади девушки и следила за девушкой. Та срывала руками двери с петель и направлялась по указанному курсу. Остальные шли строем за Алкарией и был слышен лишь тихий топот тяжелых ног по металлическому полу. Сейчас вот-вот на дороге появятся те двое, и девушка уже приготовилась к нападению. Она остановилась перед перекрестком коридоров и охранницы прервали свой разговор, заметив заключенную. Но они не успели ничего сделать, как железная девушка со всей силы ударила одну в голову кулаком, что голова слетела с плеч, а второй пальцами зажала горло и приподняла. Та была слишком напугана, чтобы кричать, хотя издать звук она не могла. Связки были зажаты пальцами киборга.
- Откроешь гараж – уйдешь живая. – Сказала девушка охраннице и та попыталась кивнуть головой в знак согласия. Пальцы немного смягчили зажим на шее девушки, но не отпустили. Остальные киборги вопросительно переглянулись. Неужели эта, действительно отпустит охрану? Но как только дверь отворилась, голова девушки была свернута и она обмякла в руках машины.
- А теперь вперед. – Проговорила убийца, и киборги залетели в гараж, оставляя девушку держать двери. Алкария зашла перед машиной и дверь закрылась.
- Здесь никого кроме нас нет… - начала Алкария, но её перебила другая девушка. Тоже киборг, но она была маленькая и хрупкая.
- Камеры включены в режим ожидания. Точнее на них зафиксирована картинка, действующая здесь несколько секунд назад, до нашего прихода.
- Это ты сделала? – спросила Алкария.
- Да. Я – профессиональный киборг-хакер, работала в главе администрации города секретарем, но с переменой правления была уволена и переделана в киборга.
- Так, времени в обрез, - произнес один из киборгов, - нужно ехать, иначе попадёмся.
- Правильно. – Согласились остальные и девушки расселись по байкам.
Алкария настроила глаз на разрывной лазер и прожгла дырку в воротах гаража и настроилась на общую волну радиопередачи по встроенной рации.
- Едем прямо до первого перекрестка, потом направо и в город.
- Так точно. – Ответили все хором под рев моторов и двинули по газам. Байки в раз, как один сорвались с места и устремились на волю. Может быть, охрана и увидела всё происходящее на камере, только если бы они пошли за ними в погоню, то точно не догнали.

Прошли уже сутки, как Мирандэйль обещала привезти Алкарию, только от неё пока не поступало никаких звонков или сообщений. Тария уже не путалась в коридорах, привыкла готовить для девушек заведения, и для неё теперь это стало не самым пренеприятным занятием. Зато девушка узнала от Ральфа, что пищу привозят через день, поэтому еды всегда предостаточно. Ещё, что кормить персонал нужно было по строго отведённому рациону, но персонал не жаловался. Тария всё равно старалась готовить весьма вкусную пищу, даже если это могло выглядеть отвратительно. Также девушку всё время зовут остальные во время обеда поболтать или просто погулять в холле. Чем зарабатывает для заведения Мирандэйль, Тария не могла спросить, но она догадывалась. Её немного смущал тот факт, что персоналу приходилось ублажать клиентов сексом. Но её не покидала мысль о том, что это не единственный путь к прибыли. Был ещё один. Но какой – ей было неизвестно.
Всё же вечером после общего отбоя, Тария набралась смелости и решила пойти к хозяйке. Та уже спокойно готовилась ко сну в своей личной комнате. Она расчёсывала спутавшиеся от лака волосы, как услышала стук в дверь.
- Мисс, можно зайти? – спросила Тария хозяйку и та улыбнувшись, направилась к двери.
- Да, милая, заходи. – Проговорила хозяйка и впустила девушку к себе. В комнате было тепло и пахло ароматизированными свечами. Тария стояла в полумраке, рассматривая постель. Это была двуспальная кровать с металлическими резными краями в форме роз.
- Какая… красивая… - не сдержалась девушка и хозяйка хохотнула.
- Подарок сестры.
- Насчет сестры. Вы вытащили её?
- Для начала присядь, пожалуйста, - начала Мирандэйль, и присев на колени перед Тарией, продолжила,- в тюрьме не оказалось ни одного киборга, что были в отсеке с Алкарией. Есть лишь мертвые киборги и охрана. Свидетелей нет, среди трупов нет и твоей девушки. В ней встроен датчик отслеживания объекта?
- Не знаю, в установленных в неё механизмах я не разбираюсь.
- Ясно, завтра утром я попробую отследить её волновым радаром. Она должна была уже попытаться найти тебя, если же она приехала домой...
- Я поеду домой прямо сейчас, если же она меня ищет..
- Одна ты не поедешь. Если правительство узнает об участниках побега, то разыщет всех до единого. Она должна сама тебя выследить и найти. Но ты из дома моего теперь одна не выйдешь. За тобой будут закреплены Дэйли и Минди. Они тебя защитят.
- Они же просто ваши сотрудники!
- Конечно, а ещё они – киборги и второе наше занятие, защищать таких же, как мы, помогать тем, кому пришлось, также плохо, как и нам. С нами-то всё понятно. Мне больше интересно, какие у вас с Алкарией отношения? Я заметил, ты не любишь, когда к тебе прикасаются. Как же вы тогда…
- Это… - вопрос заставил Тарию смутиться. – Мы очень хорошие подруги. Не более.
- Понятно. – Хозяйка больше не стала ничего спрашивать у девушки, лучше и правильнее всего было спросить у самой Алкарии. Та не соврет и не смутиться. Тария врала безоговорочно, потому что сердце участило свой ритм, а дыхание сбилось. Хозяйка улыбнулась и посмотрела на девушку. На ней был легкий пеньюар, кончики светлых волос касались плеч, на ногах были мягкие тапочки, а на руках – шелковые перчатки.
- Ты никогда их не снимаешь? – спросила Мирандэйль, указывая Тарии на руки.
- Нет, если же только переодеть на новые или чтобы помыться. А так всё время в них.
- Почему?
- Вы и сами уже знаете – не люблю, когда ко мне прикасаются.
- А Алкария?
- Спокойной ночи. – Сорвалась девушка, но химера её опередила и встала прямо перед дверью, раскинув руки в объятья. И девушка в них попала. Жаркие, словно огонь и твердые, как сталь. Она стиснула в объятьях Тарию и кинула на кровать.
- Ты любишь её и спишь с ней. А известно ли тебе, что она раньше была парнем. В войне участвовала. Убила сотни таких, как ты. Стала боевой машиной. Оружием для государства. Она об этом тебе рассказывала? – твердо, но уверенно, хозяйка приближалась всё ближе и ближе к Тарии. У той наворачивались слёзы на глаза, но она их сдержала, услышав то, что говорила женщина. – А ты не знала? Она не сказала тебе об этом? А где именно она убивала людей, она тебе не сказала? Там где жила ты. Повезло тебе, потому что там не было тебя, но если бы ты попала ей на глаза, она и тебя бы прикончила. Такова программа. С ней не поспоришь.
- Так значит, она давно киборг?
- Да, как только поменяла пол, ей установили самое опасное оружие, которое может унести за собой сотни тысяч жителей. Если же её взорвать или включить код активации бомбы, половина земного шара взлетит на воздух и ударит взрывной волной по соседним планетам. Конечно же, от Алкарии не останется и следа. Даже её титановый корпус не выдержит такого натиска и её разорвёт на кусочки. А точнее, всё то, что попадет в радиус взрывной волны, канет в лету и превратиться в пыль.
Тария больше не хотела слушать хозяйку и побежала к двери, но химера вновь опередила девушку и держала её за плечи.
- А знаешь, что самое страшное – мы с ней убивали твоих родителей, но её доброта не дала тебе умереть. Она забрала тебя и отправила в тот приют, где тебя вырастили. Она ждала, пока ты станешь взрослой, она ухаживала и следила за тобой. Потом, чтобы забыть всю информацию о себе, она стерла её из твоей памяти и поставила нужную замену. И вот теперь, вы лучшие подруги и по совместительству любовницы. Мило, правда? – договорила хозяйка и отпустила девушку. Та побежала к себе в комнату и, заперев дверь на ключ, легла в кровать, накрывшись одеялом до головы. Не прошло и пары минут, как в комнате раздался щелчок.
- Теперь ты вправе меня ненавидеть, - раздался мягкий и нежный голос Алкарии, и Тара вынырнула из постели, включив прикроватную лампу. Алкария сидела одной ногой на подоконнике и защелкивала механизм в руке. Она посмотрела серыми глазами на Тарию и ждала реакцию той. – Я могу уйти, если ты больше не желаешь меня видеть.
- Нет! – остановила её девушка, когда та слезла с подоконника и направилась в окно. Но Тария скинула с себя всю одежду и подбежала к киборгу. – Нет! Я люблю тебя. Если ты уйдешь, я возненавижу этот мир, но не тебя. Ты – моя жизнь. Ты позволила мне жить, ты можешь делать со мной всё, что захочешь.
- Что с тобой? – удивилась Алкария и провела механическим пальцем по коже Тарии. Кожа девушки покрылась гуськом и Алкария обняла Тарию. Прохладный металл обдавал морозом девушку, но горячее сердце машины работало на всю скорость, и металл быстро стал горячим. Теперь прохлада исходила лишь от окна. Точнее, от того, что оно было открыто. Алкария подняла на руки Тарию и уложила в постель. Та жадно впивалась в машину поцелуем, но Алкария пыталась чуть успокоить девушку. Накрыть девушку одеялом не получилось, и Тария второпях снимала с киборга одежду. На её лбу выступила испарина от перевозбуждения, но она явно не хотела этого замечать и старалась побыстрее оставить Алкарию без одежды. Только после того, как девушке всё же удалось стянуть с киборга штаны, она немного удивилась.
- Я же говорила, что не надо этого делать! – произнесла машина, но Тария лишь посмотрела в её глаза. Та натягивала штаны на бёдра и решила вылезти из кровати.
- Почему так много шрамов? - спросила Тария киборга, когда та закрыла окно и присела на подоконник. - Почти каждый сантиметр твоей кожи шрамированный.
- Во мне 93% содержания сплавов и электроники. Мои кости титановые, а внутренние органы - механические имплантаты. Я даже не знаю, есть ли во мне ещё что-то живое? - ответила девушка смотря на свои руки.
- Есть. Твоё сердце.
- Нет, моё сердце состоит из биоволокон, - хохотнула Алкария и снова посмотрела на подругу. - Даже этот орган у меня уже мертв. Я убила этими руками многих людей. Живых, таких же теплых, как ты. - Она сорвалась с места и приблизилась к Тарии вплотную сев напротив неё на кровать. - Ты теплая...
Алкария слегка попыталась дотронуться до щеки Тарии, но лишь отдернула руку и опустила глаза.
- Я не могу. Ты слишком хрупкая. Я боюсь причинить тебе боль. Я хочу плакать. Не могу...
Тария всё поняла и без объяснений. Она аккуратно положила свои руки на плечи подруге и медленно стала приближать её к себе, уткнув ту лицом к себе в грудь.
- Если же ты захочешь, я могу быть твоими слезами. Могу плакать за тебя. - Прошептала Алкария.
- Не нужно, я не хочу расстраивать тебя из-за себя.
- Я так за тебя переживала. Как ты смогла выбраться? Там же целый гарнизон военных машин!
- Мы смогли выбраться лишь потому, что смогли довериться времени. Его было мало, но мы всё же смогли. - Улыбнулась Алкария своей подруге, когда та пришла в ещё более недоумение.
- Мы?
- Да, я ведь не одна выбралась из зала задержание, со мной ещё киборги.
- И где они все?
- Под окнами, ждут меня.
Тария сорвалась с места и подбежала к окну. Алкария не врала, под окном действительно стояло много киборгов рядом с байками. Более всего ей не понравился тот, что был больше всех.
- Так значит, ты не останешься? – с горечью спросила Тара подругу.
- А ты этого так хочешь? – улыбнулся киборг и засмеялся.
- Я очень хочу, чтобы ты была рядом со мной. – Тара была немного смущена.
- Мне нужно решить некоторые проблемы и обговорить несколько вопросов с моим братом. Думаю, на несколько суток мы останемся в этом доме.
- Я этому так рада. – улыбнулась Тария и подошла к любимой.
- Я тоже рада, – Алкария встала с кровати, - я оставлю тебя ненадолго, мне нужно поговорить с моим братом, ведь мои подруги не могут остаться ночевать прямо на улице…
- Конечно же, я тебя подожду.
Алкария вышла из комнаты и направилась в спальню Мирандейль.
- Дэл, я могу войти? – спросил киборг, постучавшись в дверь хозяйке дома.
- Давай, заходи, сучка. – Крикнула хозяйка и Алкария улыбнулась. Весьма любезное приглашение, но она всё же зашла. Брайт сидела за журнальным столиком на кресле и перебирала какие-то бумаги. На её лице сияла улыбка.
- Привет, стерва. – сказал киборг химере с такой же улыбкой на лице.
- Ну здравствуй. Не ожидала, что ты вернёшься сюда.
- Я тоже не ожидала, что снова увижу твою намакияженную рожу. – Алкария присела в кресло напротив хозяйки. – Как ты нашла мою девочку?
- Как? Она сама ко мне пришла! Попросила тебя вытащить из тюряги.
- Значит двери – это твоих рук дело?
- Да, Минди хорошо умеет убеждать центральную систему охраны.
- Минди? Минди Саммерс? Он жив?!
- Конечно, детка! Цел и невредим. Я старался его излечить, поэтому он сейчас жив.
- Он здесь?
- Да, он теперь работает и живет в моём заведении. Его ты навестишь завтра, мне кажется, он будет рад, что ты тоже жива. Я чувствую, ты хочешь меня о чем-то попросить?
- От тебя сложно что-то скрыть. Из тюрьмы со мной сбежали ещё 28 киборгов, нам нужно пересидеть где-то некоторое время. Ты не против, если мы будем в нижнем уровне?
- Нет, не против, ведь нижний уровень по праву принадлежит тебе. Ты разве забыла, что это твоя территория? Никто туда не заходит. Даже я.
- Спасибо, что ты не оставила надежду на то, что я вернусь.
- Я знал, что ты вернешься, но эта девочка… Ты ловко поменяла тему, но я всё же узнаю про неё. Она мне врёт, а ты скажешь правду.
- С чего ты решил, что я скажу тебе правду, Дэл?
- Потому что тебе нечего от меня скрывать, Кир. Да и незачем.
- Какой же ты ублюдок, чёрт тебя дери,– киборг быстро стал злиться и стиснул зубы в ухмылке, - ты ей всё уже рассказал?
- Ей нужно знать правду!
- Правду? Какую же именно правду она знает? Ты говорил ей про её родителей?
- Я лишь сказал ей, что это именно мы убили её родителей.
- Тварь! – киборг с ошеломляющей силой рванулся к химере и зажав между пальцами её шею подтолкнул к стене. – Зачем? Для чего ей это знать?
- Может тогда сам всё ей расскажешь? – химере было ничуть не больно, лишь говорить было немного трудно.
- Ей рано это знать!
- А что ей не рано знать? Что её отец пытался её изнасиловать? Что её мать её избивает? Что они над ней издевались? Да! Ты молодец, герой, пришёл к ней и спас её. Это единственный был твой вариант? Почему ты сразу её не убил?
- Я не мог! Понимаешь? Не мог! – вокруг Кира и Дэла незаметно собрались киборги дома вперемешку с киборгами заключенными. Они все друг на друга уставили пушки. Две стороны. – Её глаза… Когда я в них смотрел, я увидел, что ей ничуть не страшно, она не боялась меня, понимаешь? Даже когда я в упор наставил в неё пушку, она улыбнулась мне и сказала, что я очень красивый.
- Убери руку, Кир! – сказала Минди, уставив на разъяренного киборга пушку. Тот отпрянул от химеры, как от зараженного.
- Ты до сих пор защищаешь свою хозяйку? – уставился киборг на Минди. – Я тоже рад тебя видеть, но ты боишься стрелять в меня.
- Я не хочу в тебя стрелять, но я могу это сделать, – ответила Минди. Это была невысокая брюнетка с длинными волосами и зелёными глазами. Она была весьма стройная, но мужчину в ней выдавали её массивные плечи и бицепсы. Лицо у неё было идеальной формы, чересчур женственное и утончённое. – И я тоже рада тебя видеть.
- Если ты подумаешь о том, чтобы нажать на курок, твоя голова слетит с твоих плеч быстрее, чем ты исполнишь задуманное, Минди. – прошептала Тария за спиной у Минди. Она стояла рядом с той нереально накаченной девушкой киборгом, что спаслась вместе с Алкарией.
- Всем опустить оружие! – повелевающим голосом сказала хозяйка.
- Вы тоже можете опустить оружие. – добавила Алкария. Все киборги повиновались.
- Значит это всё правда? – спросила Тара у подруги.
- Да, это самая настоящая правда.
- В архиве твоей памяти есть запись обо всем, что происходило тогда, ты можешь мне всё это передать.
- Я не могу это сделать. – Кир посмотрела на Тару, но та ей резко возразила.
- Нет! Ты сделаешь это! И мне наплевать, что там правильно, а что нет! Ты меня поняла? – Тария была в ярости. Она кричала и плакала.
- Хорошо, я сделаю это, когда ты пожелаешь!
- Девочки, идите в свои комнаты, отбой уже давно был, вы ведь не хотите завтра огорчить наших клиентов?! – сказала хозяйка. И все киборги, пожелав ей приятного сна, удалились из комнаты. - Кир, отведи своих… девочек к себе, пожалуйста, мне нужно готовиться ко сну.
- Ок. – Алкария повела всех прочь из комнаты в подвал. Именно там находился лично её этаж, 7 комнат, 4 душевых и пара кабинетов: её личный уровень. Девушки расположили по 4 в каждую комнату, а Тара с Киром пошли в один из кабинетов. Алкария села за стол и достала из ящика стола ноутбук, подключила провод от компьютера себе в голову и стала сливать файлы, чтобы показать всё то, что просила Тара.

 

URL
   

Жизнь и как с ней бороться

главная